7 ноября 2014

Правовые обоснования позиции России по Крыму и Украине


 


Резюме. Провозглашение независимости Республики Крым и ее  вхождение в состав Российской Федерации являются законной формой  реализации права народа Крыма на самоопределение в ситуации, когда на  Украине при поддержке извне произошел государственный переворот с  применением силы.


Такая форма реализации права на самоопределения являлась  единственно возможным способом защиты жизненно важных интересов  народа Крыма перед лицом разгула национал-радикальных элементов на  Украине, которые оказывают сильнейшее воздействие на принимаемые в  стране решения, что в свою очередь ведет к игнорированию интересов  украинских регионов и русскоязычного населения.


Эта позиция основана на международном праве и в полной мере ему  соответствует.


Аргументы в пользу этого можно разделить на следующие блоки.


1. Соотношение принципов самоопределения и территориальной целостности государства. Ситуация с Крымом такова, что право на самоопределение могло быть реализовано путем отделения.


Право на самоопределение народов, наряду с другими  основополагающими принципами международного права, закреплено в  статье 1 Устава ООН, оно было подтверждено в статье 1 Пакта 1966 года о гражданских и политических правах, а также в статье 1 Пакта 1966 года об  экономических, социальных и культурных правах.


В развитие положений Устава ООН государства-члены единогласно  приняли Декларацию 1970 года о принципах международного права,  касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Согласно этой Декларации,  «создание суверенного и независимого государства. свободное  присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно  определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение».


Право на самоопределение было не раз подтверждено резолюциями и Генассамблеи ООН[1], и решениями Международного Суда[2], и в комментариях Комитета по правам человека[3].


Самоопределение является лишь одним из общепризнанных принципов международного права. Другим важнейшим принципом международного права является принцип суверенного равенства государств, включающий в себя неприкосновенность территориальной целостности и политической независимости государств. Как указывается в упомянутой Декларации о принципах 1970 года, при толковании и применении основополагающих принципов международного права следует исходить из того, что они являются взаимосвязанными, и каждый принцип должен рассматриваться в свете других принципов.


Вопрос о соотношении принципа территориальной целостности и права на самоопределение решен в самой Декларации 1970 года, которая подтверждает нерушимость «территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов» «и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории». Этот же принцип был подтвержден в Венской декларация Всемирной конференции ООН по правам человека 1993 года. В ней еще раз подчеркнуто, что государство, претендующее на защиту принципа территориальной целостности и политического единства, должно иметь «правительства, представляющие интересы всего народа на их территории без каких-либо различий».


В практике государств в целом сложился консенсус в отношении того, что самоопределение народов, как правило, должно происходить все же в рамках существующих государств, в частности путем достижения автономии. Осуществление же права на отделение может иметь место в трех случаях: в колониальном контексте, в ситуации иностранной оккупации и в «наиболее экстремальных ситуациях»[4].


При этом следует иметь в виду, что на практике имеют место случаи и более широкого толкования права на самоопределение в форме отделения. Например, в 1991 году Европейский союз принял руководящие принципы по признанию новых государств в Восточной Европе и Советском Союзе, в которых содержится ссылка на право народов на самоопределение как на основание признания этих государств. Среди критериев признания отделившихся государств нет ссылок на наличие каких-либо экстремальных условий, делающих нахождение соответствующих народов в рамках единого государства невозможным, нет в этом документе и ссылок на необходимость соблюдения каких-либо конституционных процедур для принятия решения об отделении. В результате применения этих положений странами Европейского Союза была признана Украина.


Возвращаясь к ситуации вокруг Крыма фактом является то, что отделение Крыма от Украины и его вхождение в состав России произошло в экстремальных условиях невозможности реализации права на самоопределение в рамках Украины, усугубившихся приходом к власти незаконных властей, которые не представляют весь украинский народ. На протяжении более чем 20-летней истории нахождения в составе Украины народ Крыма не сумел реализовать свое право на самоопределение в рамках этого государства.


Так, в январе 1991 года в Крымской области был проведен референдум, по результатам которого Верховный Совет Украины принял Закон «О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики». Через 4 месяца, 19 июня, упоминание о восстановленной автономии было включено в Конституцию Украинской ССР 1978 г. В сентябре 1991 года Верховный Совет Крыма принял «Декларацию о государственном суверенитете».


При принятии решения о выходе Украины из состава СССР была нарушена статья 3 Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», согласно которой, в Крымской АССР должны были провести отдельный референдум по вопросу её пребывании в составе СССР или в выходящей союзной республике - Украинской ССР.


В 1992 году была принята Конституция Крыма и введена должность Президента. 20 мая 1994 г. принят Закон Республики Крым «О восстановлении конституционных основ государственности Республики Крым».


Однако 21 сентября 1994 г. Верховная Рада Украины переименовала Республику Крым в Автономную Республику Крым (АРК), а в 1995 году решением Верховной Рады Украины и Президента Украины без согласия народа Крыма Конституция Крыма была отменена и упразднен пост Президента.


Таким образом, статус Крыма был изменен с независимого государства в составе Украины на статус Автономной Республики как территориальной единицы украинского государства.


После незаконного и насильственного захвата власти на Украине ситуация в плане возможности реализации права на самоопределение в рамках украинского государства существенно ухудшилась. По Украине прокатилась война убийств, массовых расправ, пыток, похищений людей, нападений на журналистов и правозащитников, заключение в тюрьму по политическим мотивам, вопиющих инцидентов с явно расистским, в т.ч. антирусским и антисемитским подтекстом, которые чинятся по приказу или с молчаливого согласия властей в Киеве. Среди прочего, группой лиц, в отношении которых есть основания полагать, что они контролировались незаконными властями Киева, была предпринята попытка свержения законных властей Крыма.


Власти в Киеве не представляли весь украинский народ, а тем более население Крыма, не осуществляли эффективный контроль над территорией и не обеспечивали правопорядок.


В этих условиях 17 марта с.г. Верховный Совет Республики Крым, исходя из прямого волеизъявления народа Крыма в ходе референдума, состоявшегося 16 марта, принял решение о провозглашении Крыма независимым суверенным государством - Республикой Крым, в которой Севастополь является городом с особым статусом. 18 марта Республика Крым заключила международный договор с Россией о вхождении в ее состав.


В этом плане примечательно, что сама Украина при провозглашении независимости как на основание ссылалась на угрозу переворота в СССР в августе 1991 года[5].


Заявления о том, что принцип территориальной целостности государства исключает реализацию права на самоопределение в форме отделения, не подтверждаются практикой.


Как известно, в 1945 году было всего 55 государств-членов Организации Объединенных Наций, в настоящее время их 193. Большинство из этих государств образовалось путем реализации права на самоопределение. Последним примером реализации этого права является отделение Южного Судана. Тезис о том, что право на самоопределение в форме отделения существует только в колониальном контексте, также не выдерживает проверку практикой. В девяностые годы на территории восточной Европы и Советского Союза образовался целый ряд государств, одним из которых является Украина. Никто не оспаривал право народов Восточной Европы на  самоопределение, а страны ЕС подтвердили его применимость в этом контексте в упомянутой декларации о руководящих принципах по признанию новых государств в Восточной Европе и Советском союзе. Это право было закреплено в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года - документе ориентированном, прежде всего, на Европу.


Международный Суд в Консультативном заключении по Косово также не сформулировал ограничений, связанных с провозглашением независимости вне колониального контекста.


2. Вопрос о легитимности отделения Крыма в свете Конституции Украины нерелевантен в контексте реализации им права на самоопределение.


Образование государства и его вхождение в состав другого государства - это процессы, регулируемые международным правом, а не внутренними законодательными актами государств. Как известно, нарушение внутреннего законодательства государства автоматически не влечет за собой нарушение международного права.


Так в меморандуме США, представленном в Международный Суд ООН по делу о соответствии международному праву односторонней декларации о независимости Косово, отмечается, что «декларации независимости могут и по своей сути часто нарушают внутреннее право, ... однако это не означает, что имело место нарушение международного права».


Сам Международный Суд согласился с этим подходом и при анализе соответствия международному праву декларации о независимости Косово даже не стал исследовать вопрос о действительности этой декларации в свете Конституции Сербии или Конституции СФРЮ. В этой связи интересен следующий вывод Суда:


«Суд просили вынести заключение не в отношении того, соответствует, ли декларация независимости какой-либо норме внутреннего права, а в отношении того, соответствует ли она нормам международного права. Суд может ответить на этот вопрос посредством анализа международного права, и ему нет нужды вторгаться при этом в систему внутреннего права»[6].


Таким образом, вопрос о том соответствует ли процесс отделения Крыма от Украины и его вхождения в состав России Конституции Украины или нет, не влияет на признание его правомерным с точки зрения международного права. Следовательно, чтобы провозглашение независимости Крыма и связанный с этим процесс в форме референдума считался недействительным или неправомерным следует определить наличие специфического запрета на такие действия в международном праве. Как это изложено выше, Международный Суд в своем консультативном заключении «О соответствии международному праву односторонней декларации о независимости Косово» пришел к выводу, что «общее международное право не содержит запрет, применимый к декларациям независимости»[7].


Однако, даже если углубиться в изучение вопроса о том, является ли отделение Крыма от Украины правомерным с точки зрения Конституции Украины, то и в этом контексте весьма показателен другой вывод Международного Суда по Косово.


Так, Суд рассмотрел вопрос о том, не противоречила ли декларация о независимости Косово Конституционным рамкам и распоряжениям МООНК, действовавшей в качестве администрации края. Важно - Суд стал рассматривать эти нормы только в силу того, что он квалифицировал их как международное право. Хотя эти положения, безусловно, играли роль норм, регулирующих внутреннее устройство и деятельность органов, управляющих Косово.


В этой связи небезынтересен тот факт, что в ходе анализа соответствия декларации о независимости Косово Конституционным рамкам МООНК Суд заявил следующее:


«...Обретение силы декларацией независимости мыслилось теми, кто ее принимал, не внутри правопорядка, который был создан для временного этапа, да оно и не могло произойти внутри него. Наоборот, Суд считает, что авторы декларации не действовали и не намеревались действовать в качестве института, созданного и уполномоченного действовать внутри этого правопорядка, а задались целью принять меру, значимость и последствия которой окажутся вне его.... Поэтому Суд приходит к выводу о том, что, ... авторы декларации независимости ... действовали не как один из временных институтов самоуправления в пределах Конституционных рамок, а как лица, совместно выступившие в качестве представителей народа Косово вне рамок временной администрации[8]».


Таким образом, Суд признал, что лица, провозглашавшие независимость Косово, действовали вне рамок временной администрации, а значит, их действия не регулировались Конституционными рамками МООНК.


Этот вывод Международного Суда в полной мере применим к провозглашению независимости Крыма Верховным Советом Автономной Республики Крым. При провозглашении независимости депутаты Верховного Совета действовали как выразители воли народа Крыма, поскольку сама декларация о независимости была принята под условием согласия народа Крыма, которое было свободно выражено в ходе референдума. Следовательно, речь идет о выражении воли народа Крыма по вопросу о его дальнейшем статусе. Это процесс не регулировался Конституцией Украины.


Кроме того, «новые киевские власти» своими незаконными действиями разрушили конституционный порядок, существовавший на Украине до февраля с.г. Легитимный Президент Украины В.Ф.Янукович был отстранен от власти в результате силовой акции на «майдане» и решения Верховной Рады Украины, принятого вразрез с применимыми положениями Конституции об импичменте Президента. Неконституционным образом были смещены и пять судей Конституционного Суда Украины, включая его председателя. Исходя из этого, «киевские власти» не имеют право одновременно грубо попирать положения основного закона своей страны и выступать в качестве его поборников, защищая свою позицию о нелегитимности референдума в Крыму с точки зрения Конституции Украины.


3. Государства, заявляющие о незаконности отделения Крыма от Украины, заявляли противоположное применительно к Косово. При этом у Крыма значительно больше международно-правововых оснований для отделения, чем у Косово.


Целый ряд государств, не признающих на настоящий момент отделение Крыма и его вхождение в состав России, отстаивали в Международном Суде законность односторонней декларации о независимости Косово[9], которая была принята вопреки Конституции Сербии. Например, Великобритания в своем меморандуме подчеркнула, что «в целом [международное право] не запрещает выход или отделение и не гарантирует целостность предшествующего государства от внутренних движений, ведущих к разделению или независимости поддержанной соответствующими народами».


В этом контексте также имеет смысл провести ряд сравнений ситуации вокруг Косово и ситуации в Крыму:


- Когда отделялось Косово, Сербия имела легитимную, свободно избранную власть и была готова к переговорам с краем по поводу предоставления ему широких полномочий с особым статусом. Право на самоопределение косоваров внутри страны на момент объявления независимости никак не ограничивалось. Сказать такого по поводу Крыма нельзя. В течение 20 лет статус Крыма в составе Украины только сужался, в том числе путем отмены его Конституции. В условиях антиконституционной смены власти в Киеве и последовавшей за ней волны национализма и радикализма существовала угроза того, что народ Крыма полностью лишится своих прав, гарантированных основополагающими документами в области защиты прав человека,


- Декларация о независимости Косово была принята Временными институтами самоуправления Косово без учета мнения всего населения края. Сербское населения Косово фактически не имело возможности высказаться по этому вопросу и само провозгласило независимость от Косово. Решение о независимости Крыма было принято на всенародном голосовании - референдуме в присутствии международных наблюдателей. За независимость Крыма и его присоединение к России проголосовало более 95% участвовавших в голосовании при явке в 83%;


 - Россия не вмешивалась и не оказывала воздействия на свободное волеизъявление населения Крыма. Любой выбор крымчан по результатам референдума был бы принят Россией. На этом фоне показательна предыстория самоопределения Косово - многолетняя целенаправленная политика западных стран по поощрению сепаратизма среди косовоалбанского населения, сопровождаемая «гуманитарными» бомбардировками Белграда, грубыми нарушениями этими странами международного права.


 4. Ситуация со статусом Крыма имеет аналогии и с другими попитико-прововыми прецедентами, что дополнительно опровергает тезис о ее беспрецедентности.


В этом контексте особенно интересны ситуации, связанные с предоставлением острову Майотта статуса заморского департамента Франции, и статусом Фолклендских (Мальвинских) островов.


а) Остров Майотта.


В 1972 году Специальный Комитет по имплементации Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам (Специальный Комитет по деколонизации), учрежденный Генеральной Ассамблеей ООН в 1962 году, включил Коморские острова в список территорий, в отношении которых применима указанная Декларация.


15 июня 1973 года Правительство Французской Республики и Правительство Коморских островов, которые на тот момент являлись французской заморской территорией, обладавшей в соответствии с французским законодательством широкой автономией, подписали соглашения о порядке приобретения Коморскими островами независимости.


24 ноября 1974 года был принят закон Французской Республики о проведении единого для Коморских островов референдума по вопросу о приобретении независимости, по результатам которого в среднем 95 % принявших участие в голосовании высказались за независимость Коморских островов.:


Учитывая результаты референдума, 6 июля 1975 года Председатель Государственного Совета Коморских островов Ахмед Абдаллах провозгласил в одностороннем порядке независимую Республику Коморские острова.


Однако, несмотря на средний высокий показатель проголосовавших за независимость Коморских островов, результаты голосования по отдельным островам сильно различались: в отличие от островов Гранд-Комор, Анжуан и Мохели, где показатель проголосовавших за независимость достиг 99,9 %, большинство участвовавших в голосовании на референдуме на острове Майотта высказались против отделения от Французской Республики (63 %). Учитывая результаты референдума на острове Майотта, 9 июля 1975 года Французская Республика провозгласила сецессию островов Гранд-Комор, Анжуан и Мохели и оставила за жителями острова Майотта конституционное право самостоятельно решить вопрос об отделении.


В резолюции 375 от 17 октября 1975 года Совет Безопасности ООН рекомендовал Генеральной Ассамблее предоставить Коморским островам членство в ООН (Франция не принимала участия в голосовании). Принимая во внимание указанную резолюцию Совета Безопасности ООН, 12 ноября 1975 года Генеральная Ассамблея приняла резолюцию о предоставлении Коморским островам членства в ООН, подтвердив необходимость уважения единства и территориальной целостности Коморского архипелага, состоящего из островов Анжуан, Гранд-Комор, Майотта и Мохели.


В 1976 году Франция заблокировала резолюцию Совета Безопасности, призванную отменить проведение референдума на острове Майотта по вопросу о амоопределении, и 8 февраля 1976 года на острове Майотта был проведен референдум, на котором рассматривался вопрос об оставлении Майотты в составе Коморских островов. По результатам референдума 99 % участвовавших проголосовали против оставления Майотты в составе Коморских островов. 11 апреля 1976 года был проведен референдум о правовом статусе острова Майотта в составе Французской Республики. 


В резолюции от 21 октября 1976 года Генеральная Ассамблея признала указанные референдумы 1976 года недействительными, ссылаясь на пункт 6 Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам («всякая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН»). Франция, в свою очередь, указывала на то, что резолюции Генеральной Ассамблеи носят рекомендательный характер и не содержат юридически обязательных положений. С 1976 по 1994 годы в рамках пункта повестки дня «Вопрос Коморского острова Майотта» Генеральная Ассамблея ООН приняла ряд резолюций, осуждающих французское присутствие на острове Майотта. С 1995 года вопрос правового статуса Майотты Генеральной Ассамблеей не рассматривался.


В 2009 году на Майотте был проведен референдум, в результате которого остров был наделен статусом заморского департамента Французской Республики.


в) Фолклендские острова.


Продолжающийся спор между Аргентиной и Великобританией за принадлежность Фолклендских островов, которые были захвачены Великобританией в 1833 году, продолжается до настоящего дня.


В марте 2013 года Великобритания решила подкрепить свои права на остров путем проведения референдума на территории Фолклендских островов. Вопрос на референдуме был сформулирован следующим образом: «Хотите ли вы сохранения действующего статуса Фолклендских островов как заморской территории Великобритании?» Возможные ответы: «Да» или «Нет». В референдуме приняло 90% населения. Было подано только три голоса «против».


По итогам референдума Д. Кэмерон заявил: «Я думаю самое главное в полученном результате (голосования), это то, что мы верим в самоопределение, жители Фолклендских островов ясно высказались о своем будущем, и теперь страны по всему миру, я надеюсь, будут уважать этот очень ясный результат».


В ответ на непризнание результатов референдума Аргентиной, Премьер-министр Великобритании обвинил Аргентину в колониализме.


На территории Фолклендских остров находится крупная военно-морская база Великобритании.


5. Действия России по Крыму и Украине полностью соответствуют Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года, Будапештскому меморандуму 1994 года, Договору о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной 1997 года


Мнение о том, что принимая Крым в состав России, Россия нарушила упомянутые документы, не основано на праве и мотивировано исключительно политически.


Заключительный акт СБСЕ 1975 года закрепляет принципы территориальной целостности государств и нерушимости границ[10], при этом, этот документ, также как и Декларация о принципах 1970 года, закрепляет принцип равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой (self-determination)[11]. Таким образом, к этому документу в полной мере применима изложенная выше аргументация о взаимодействии между принципами территориальной целостности и права народов на самоопределение.


Что касается принципа нерушимости границ, то он запрещает посягательство на границы, а также запрещает захват и узурпацию части или всей территории любого государства - участника. Однако реализация права на самоопределение в форме отделения является естественным и законным процессом, правомерно изменяющим границы и территории существующих государств и, следовательно, не может квалифицироваться как «захват» или «узурпация».


Такое толкование этого принципа было подтверждено практикой образования государств на территории СССР, Югославии и других стран Восточной Европы, которые были признаны странами ЕС и США (последние также являются подписантами Заключительного акта СБСЕ).


Россия не нарушает и Меморандум 1994 года о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия.


Этот Меморандум не является международным договором и не налагает дополнительных юридических обязательств на государства, помимо и так имевшихся у них на момент подписания Меморандума. Он подтверждает обязательства в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ: уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины, а также воздерживаться от применения силы против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН.


Как отмечено выше, все действия России предпринимались в строгом соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ. Территориальная целостность Украины была разрушена в результате политики незаконных властей, захвативших власть в Киеве, прежде всего в отношении национальных меньшинств. Как известно, одновременно с Меморандумом 1994 года в Будапеште было принято совместное заявление руководителей России, Великобритании, США и Украины, в котором, среди прочего, подтверждалась значимость обязательств в рамках ОБСЕ, призванных противодействовать росту агрессивного национализма и шовинизма. Преобладание этих тенденций и привело к отделению Крыма.


Будапештский меморандум не накладывает на Россию обязательства по принуждению Крыма оставаться в составе Украины.


Россия строго выполняет обязательство по уважению суверенитета Украины, чего нельзя сказать о действиях других государств. Во время беспорядков в Киеве со стороны ЕС и США не раз звучали угрозы применения санкций к законному руководству Украины. Западные эмиссары чуть ли не постоянно дежурили на Майдане. США и ЕС признали в качестве легитимного партнера руководителей, назначенных на площади в нарушение всех конституционных процедур, а не законно избранного главу государства.


Что касается положений Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной 1997 года, то он также подтверждает основополагающие принципы, закрепленные в Заключительном акте СБСЕ 1975 года, включая уважение территориальной целостности, нерушимость существующих между ними границ, а также право народов свободно распоряжаться своей судьбой и соблюдение прав человека и основных свобод[12].


Своими действиями власти в Киеве существенно нарушили свои обязательства по уважению права народов свободно распоряжаться своей судьбой, отказывая Крыму в праве на самоопределение, а также по соблюдению прав человека и основных свобод.


Киевские власти грубо нарушают статью 11 Договора 1997 г., которая предусматривает, что «Высокие Договаривающиеся Стороны принимают на своей территории необходимые меры, включая принятие соответствующих законодательных актов, для предотвращения и пресечения любых действий, представляющих собой подстрекательство к насилию или насилие против отдельных лиц или групп граждан, основанное на национальной, расовой, этнической или религиозной нетерпимости.»


Нарушение этих положений Договора властями в Киеве ставит под сомнения их право ссылаться на обязательства России по этому договору.


6. Присутствие вооруженных сил России на крымском полуострове в соответствии с соглашениями по Черноморскому флоту никак не влияет на законность провозглашения независимости Крыма.


В момент объявления независимости Крымом и в период до этого момента российские военнослужащие находились в Крыму на законном основании - в соответствии Соглашением между Российской Федерацией и Украиной по вопросам пребывания Черноморского Флота Российской Федерации на территории Украины от 21 апреля 2010 года. Россия не нарушала это Соглашение и не превышала потолок общей численности военнослужащих, установленного в Соглашении между Российской Федерацией и Украиной о параметрах раздела черноморского флота 1997 года.


Военнослужащие России не вмешивались в процессы, происходящие в Крыму, включая процесс проведения референдума и провозглашение независимости Крыма, о чем свидетельствую многочисленные международные наблюдатели.


Сам факт присутствия вооруженных сил на территории, которая провозглашает независимость, не влияет на легитимность такого олеизъявления. Одним из примеров в этом контексте является Косово. В момент провозглашения независимости Края на его территории находились примерно 14 000 военнослужащих из 34 стран в рамках миссии НАТО.





[1] Например, Декларация Генеральной Ассамблеи ООН 1960 года «О предоставлении независимости колониальным странам и народам», Декларация 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН и др.




[2] Консультативное заключение «О правовых последствиях для государств продолжающегося присутствии Южной Африки в Намибии (Юго-Западная Африка), несмотря на резолюции Совета Безопасности ООН 276 (1970), Доклады Международного Суда 1971, стр.31-32, пар.52-53; решение по «Восточном}' Тимор)'» (Португалия против Австралии), Доклады Международного Суда 1995 года, стр.102, пар.29; консультативное заключение «О правовых последствиях возведения стены на оккупированных палестинских территориях», Доклады Международного Суда 2004 (I), стр. 171-172, пар. 88); Консультативное заключение «О соответствии международному праву односторонней декларации о независимости Косово», Доклады Международного Суда 2010, стр 37, пар 72.




[3] Замечание общего характера КПЧ №12.




[4] Решение Верховного Суда Канады по делу «О выходе Квебека»




[5] 24 августа 1991 года Верховный Совет Украинской ССР принял Акт провозглашения независимости Украины, в котором отмечалось: «Исходя из смертельной опасности, нависшей было над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа ] 991 года, - продолжая тысячелетние традиции создания государства на Украине,- исходя из права па самоопределение, предусмотренного Уставом ООН и другими международно-правовыми документами, - реализуя Декларацию о государственном суверенитете Украины, Верховный Совет Украинской ССР торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства - Украина. Территория Украины является неделимой и неприкосновенной. Отныне на территории Украины действуют исключительно Конституция и закона Украины. Настоящий акт вступает в силу с момента его одобрения.




[6] Консультативное заключение «О соответствии международному праву односторонней декларации о независимости Косово», Доклады Международного Суда 2010, стр. 16, пар 26




[7] Консультативное заключение «О соответствии международному праву односторонней декларации о независимости Косово», Доклады Международного Суда 2010, стр 39-40, пар 84.:




[8] Консультативное заключение «О соответствии международному праву односторонней декларации о независимости Косово», Доклады Международного Суда 2010, стр. 47-49, пар 105  и 109.




[9] США, Великобритания, Франция, Дания, Германия, Австрия




[10] III Нерушимость границ


Государства - участники рассматривают как нерушимые вce границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы.


Они будут, соответственно, воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства - участника.


IV. Территориальная целостность государств


Государства - участники будут уважать территориальную целостность каждого из государства - участников.


В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства - участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой.


Государства - участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной.


[11] VIII. Равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой




Государства - участники будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств.


Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие.


Государства - участники подтверждают всеобщее значение уважения и эффективного осуществления равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой для развития дружественных отношений между ними, как и между всеми государствами; они напоминают также о важности исключения любой формы нарушения этого принципа.


[12] Статья 2.




Высокие Договаривающиеся Стороны в соответствии с положениями Устава ООН и обязательствами по Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе уважают территориальную целостность друг друга и подтверждают нерушимость существующих между ними границ.


Статья 3


Высокие Договаривающиеся Стороны строят отношения друг с другом на основе принципов взаимного уважения, суверенного равенства, территориальной целостности, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, включая экономические и иные способы давления, права народов свободно распоряжаться своей судьбой, невмешательства во внутренние дела, соблюдения прав человека и основных свобод, сотрудничества между государствами, добросовестного выполнения взятых международных обязательств, а также других общепризнанных норм международного права.